Воскресенск, ул. Советская, 8
+7 (496) 442-05-95

«Объективный» взгляд

«Объективный» взгляд 01.06.2020
Иногда слышишь, будто теснимая новыми технологиями профессиональная фотография постепенно исчезает. Это, по-моему, позиция вульгарно-дилетантская. Технологии, конечно, совершенствуются, иногда изменяя сам принцип возникновения изображения, но ничто не заменит художника, смотрящего на мир через объектив фотоаппарата. Владимир Николаевич Дубровин – именно такой художник.

— Владимир Николаевич, Вы сами освоили неординарную профессию фотографа или специально обучались?

— Конечно, обучался, и серьёзно. Не поступив после армии во ВГИК на операторский факультет, где мне посоветовали увеличить багаж знаний, я очень удачно попал на курсы профессиональных фотографов в посёлке Голицыно Московской области. Оказалось, что мне чрезвычайно повезло с преподавателями, двое из которых – Леонид Дмитриевич Курский и Яков Давыдович Фельдман – оказались корифеями в искусстве фотографии, а Яков Давыдович начал свою «карьеру» с должности ученика фотографа в Петербурге ещё при царизме. Ведь полезно по возможности не приходить «на готовенькое», а осваивать профессию «от печки», изучая историю предмета.

— В то время обучение, наверное, было бесплатное?

— Не просто бесплатное, выдавалась даже стипендия, на которую можно было скромно существовать, иногородних обеспечивали общежитием. Фактически, по качеству обучения, это был институт, только учились там не пять лет, а два с половиной года. Ознакомился с эволюцией фотоаппарата от его рождения до современности. Один наш преподаватель любил говаривать, что настоящий профессионал сможет сделать фото даже ведром.

— Пробовали?

— Почти, во всяком случае, использовали старые деревянные конструкции, из которых «вылетала птичка» (всем знаком, думаю, этот образ по историческим фильмам). Кстати, не только во время обучения, но и работая впоследствии в фотосалоне, ещё застал эпоху таких фотоаппаратов, однако отсутствовала «старорежимная» вспышка, поскольку хорошее освещение позволяло без неё обойтись. Пользовался во времена студенчества «Зенитом», «Киев — 66», «Praktica» и другими подобными аппаратами.

— И ретуши Вас обучали?

— Обязательно, использовали «кохиноровские» карандаши, бывшие тогда в большом дефиците. Готовую плоскую фотопленку обрабатывали специальным раствором «маталеином» (смесь канифоли и скипидара), убирали на лице дефекты кожи, морщины и т.д. Вручную обрабатывали плёнку. Сейчас подобные операции успешно осуществляет Фотошоп. При контактной печати пользовались и давно ушедшими в прошлое стеклянными пластинами, которые уже тогда на практике не применялись, просто надо было получить представление о старинных технических приёмах. На ретуши у нас тогда «погорели» двое студентов – девушка и юноша. Решив пошутить, они отретушировали некое фото, создав неприличный шарж, о чём стало известно руководству. И, естественно, были отчислены с курса, что очень обидно. Парень имел задатки художника и обучение проходил для получения профессиональной «корочки», что давало право работы в кинематографе. Тогда как раз снимался всеми теперь любимый фильм «Джентльмены удачи». Очень обидно было за ребят…

— Да, удивительно складывается человеческая жизнь. А жизнь старинных фотоаппаратов завершилась, или они ещё пользуются популярностью?

— В широком смысле – нет. Не потому, что пришли в негодность или не соответствуют требованиям современного качества, а просто обработка снимков, сделанных при помощи такой техники, очень дорого обходится, и занимаются этим немногие специалисты. Но, тем не менее, коллекционеры и эстеты пользуются старинной техникой, это особенное удовольствие для знатоков.

— Во время обучения студентам, наверно, приходилось решать и художественные задачи?

— Конечно, надо было подбирать сюжеты, находить композиционные решения. Поскольку Москва была рядом, очень соблазнительным казалось сфотографировать какое-нибудь неординарное здание или ограду, а таких объектов в столице немало. Снимали наивно, пока не попались на глаза «органам» при попытке запечатлеть какое-то посольство, и диковинную иномарку. Нас забрали, фотопленку засветили, преподавателям пришлось объясняться с властями. После этого эпизода нам выделили специальный участок на ВДНХ – и ни шагу за границу дозволенной территории. Но там натуры для съёмки вполне хватало.

— Сейчас даже секреты в стране совершенно изменились, многие уже просто не поймут природу подобных ограничений… По окончании курсов Вы сразу вернулись в Воскресенск?

— Да, сразу. Работал в фотосалоне, потом – начальником фотоучастка, это – десять «точек», то есть – весь район. Потом пришлось поработать на ВПК в Фаустово, но появилась семья, надо было зарабатывать на жизнь, и жильё, конечно, требовалось. Так что отработал двадцать пять лет на химкомбинате аппаратчиком в цехе аммофоса № 2. Однако постепенно начальство узнало о том, что я – профессиональный фотограф, предложили сотрудничать с газетой «Куйбышевец». Делал снимки, а к ним – короткие сопроводительные эссе, это тоже должен уметь каждый настоящий фотограф.

И в «Нашем слове» (бывшая газета «Коммунист») с Людмилой Иосифовной Башкировой был период — выпускали каждый месяц по восемь полос (под рубрикой «В объективе») о жизни фотоклуба, где демонстрировали образцы нашего творчества.

— Огромный объём! Наверное, у Вас сохранился фотоархив, по которому можно проследить, как менялся с течением времени облик города?

— Это немного печальная тема. Несколько дисков фотохроники у меня «полетело», и это – невосполнимая потеря. Знаю, что надо хранить информацию, как минимум, в трёх местах, но в жизни так никогда не получается. А хранить в интернете почему-то не хочу, хотя знаю, конечно, что там для этого существует немало возможностей.

— Обидно, ведь время вспять не повернёшь. Кстати, поскольку сейчас почти каждый делает снимки с телефона, как Вы относитесь к подобной «продукции»?

— В каком-то смысле положительно. Я и сам иногда это делаю, но отношусь к телефону, как к «записной книжке», материалы из которой можно использовать впоследствии. Вообще, как правило, ношу с собой камеру, чтобы быть готовым в любой момент зафиксировать неповторимые жизненные сюжеты. Например, сейчас можно увидеть онлайн на сайте ДК «Химик» мою выставку, посвящённую «хитрой вороне», эта птица неизменно чем-нибудь да удивит, не зря про неё столько мультфильмов существует. В Дворце культуры вообще регулярно проходят выставки членов нашего клуба «Фотолюбитель», которым я руковожу уже десять лет. Там встречаются неповторимые сюжеты наших путешественников и путешественниц, например, серия снимков, посвящённых Байкалу, и даже Эвересту, а также другим экзотическим местам нашей Родины и зарубежья

— А Вы сами – тоже путешественник?

— Фотограф не может им не быть. Объездил много стран, но, честно скажу, что больше всего люблю родную природу. В проекте «Как прекрасен этот мир» стараюсь показать её красоту зрителю. Уже несколько лет наш клуб осуществляет проект под названием «Сушка», развешивая фотографии на городских мероприятиях, подобно тому, как сушат на верёвке бельё. Жаль, что в этом году из-за пандемии придётся и это делать онлайн. За свою «Сушку» мы в 2017-м году получили губернаторскую премию, на которую всем коллективом смогли съездить в Вологду, где засняли массу интересного, например, Кирилло-Белозерский и Ферапонтов монастыри, сказочные места! Но, как я в шутку говорю единомышленникам: «Фотографы, мы — свободная стая!» (люблю «Маугли» Киплинга), а для творчества часто нужно одиночество.

— Как Вы считаете, есть шанс добиться успеха в фотографии у непрофессионала?

— Есть, и немалый. Надо быть художником в душе, диплом не обеспечивает успеха сам по себе. Бывают талантливейшие любители и бездарные профессионалы. В фотографии огромную роль играет умение оказаться в нужное время в нужном месте и быть готовым к действию. Профессионал просто технически более подготовлен, поэтому у него удачи могут происходить с большей регулярностью, чем у человека случайного. Моя дочь, например, никаких курсов по фотографии не проходила, но, возможно, унаследовав от меня эту страсть, стала талантливым фотохудожником, среди прочих работ у неё есть очень неординарный цикл об Индии.

— Члены фотоклуба, наверное, уже многое умеют, а если человек пришёл «с нуля» и хочет заняться фотографией?

— В ДК «Химик» есть фотокурсы, где обучаем и детей, и взрослых. Как сказал мой старый преподаватель, из всего курса приобретённой профессии посвятит себя примерно треть, зато уж посвятит целиком. Мне ни разу в жизни не пришлось пожалеть, что не стал кинооператором, работа фотографа захватывает полностью, каждое городское мероприятие стараюсь снять по-особенному. Сначала настолько увлекался процессом, что концерты, например, практически пропускал «мимо», полностью сосредоточившись на съёмке, теперь же совмещаю эти два удовольствия. И Спартака Николаевича Чубарева снимал во время становления Воскресенского джаз-клуба, сейчас снимаю джаз-концерты группы под руководством Алексея Кузнецова, известнейшего российского музыканта.

— Значит, для Вас работа — это удовольствие?

— Можно и так сказать. Но мои увлечения не ограничиваются только профессией. Некоторое время я состоял  в Воскресенском ЛИТО, не вышел из него и теперь, но трудновато совмещать всерьёз два таких разных рода деятельности. Однако одну книгу, посвящённую моим родителям, выпустить удалось, презентация же не состоялась в связи с неблагоприятными обстоятельствами. Однако в библиотеке она уже есть.

— Лишний раз убеждаюсь, что человек, как правило, обладает сразу несколькими талантами. А как Вы относитесь к популярному жанру «селфи»?

— В целом положительно, ведь сам себя никто плохо заснять не захочет! Но это – для семейного альбома, настоящая фотография требует гораздо более серьёзного подхода. К тому же, сам я «селфи» не увлекаюсь, мне интереснее снимать окружающую жизнь, «останавливать прекрасное мгновение».

Беседовала Елена Хмырова

Заглавное фото Елены Сорокиной

Источник: http://xn--90acibqf7d3ao3a.xn--p1ai/2020/05/22/%d0%be%d0%b1%d1%8a%d0%b5%d0%ba%d1%82%d0%b8%d0%b2%d0%bd%d1%8b%d0%b9-%d0%b2%d0%b7%d0%b3%d0%bb%d1%8f%d0%b4/



Следите за новостями Управления культуры в группах VKontakte, Facebook, Odnoklassniki, Twitter

Возврат к списку